dama P. Ducale

"Расизм" - что под этим теперь понимают

Чтобы положить раз и навсегда конец аргументам типа "наше отношение к арабам не расизм, потому что мы с ними одной семитской расы" - вот определение расизма, используемое в израильском законодательстве:

"Расизм - преследование, унижение, принижение, проявление неприязни, враждебности или насилия, или мотивирование насилия по отношению к определенному народу или к части населения из-за цвета кожи, расовой принадлежности или национально-этнического происхождения".

Вы можете прочитать это в Уголовном Кодексе на странице 54, статья 144А.

Таким образом, как это часто случается в мире идей и понятий, понятие "расизма" расширилось и, так сказать, обогатилось смыслом в соответствии с исторической ситуацией.

И, между прочим, это расширительное толкование расизма принято не только в Израиле. Наша знакомая итальянка, например, ругает "расистом" своего нового босса (швейцарского француза) за то, что он сказал ей: "Ну надо же, хоть ты и итальянка, а прилично владеешь английским".

Так что - чему в школе учили - это одно, а терминологию следует приводить в соответствие с эпохой :)
Ottoman Cat

Летайте самолетами :(

Попалась прошлогодняя запись:

Эх, я огорчилась сегодня. Стала искать на гуггл-карте один североитальянский городок и нечаянно нажала на кнопочку "Directions". И гуглик мне простодушно показал, как на машине доехать. Берет (взяло бы) меньше двух суток чистой езды. По дороге можно (было бы) посетить такие прекрасные города, как Дамаск, Стамбул, София, Белград, Загреб, Любляна. Погулять в словенских Альпах. И так неторопливо доехать до любимой Италии... А уж если бы скоростную железную дорогу построили сквозь эти все места! Так ведь нет, кому-то больше нравятся войны и заборы... Летайте самолетами, короче, либо сидите в своей клеточке .
Ottoman Cat

Усе было предусмотрено, шеф

Вот, мне тут напомнили. А вы - знаете ли?

Что еще в 1963 году - за 4 года до Шестидневной войны - генерал Хаим Герцог был назначен военным губернатором Западного берега Иордана - на тот случай, если эта территория будет оккупирована? Об этом можно прочитать в книге Тома Сегева "1967-й", на стр. 551 английского издания, на стр. 480 - ивритского. На иврите уточнение: эта должность называлась "מפקד יחידה 663... לכל מפקדת פיקוד הוצמדה יחידת ממשל, למקרה שצה''ל יכבוש שטחים מיושבים".


Предполагалось, что гражданское население никуда не убежит, им предписывалось управлять на основе международных законов. Для командиров, на которых должна была быть возложена эта задача, армия выпустила несколько пособий - смесь законов международного права с законами Британского мандата. К этому прилагался текст Женевской конвенции в переводе на иврит. Многие офицеры-будущие чиновники военного режима имели соответствующий опыт с израильскими арабами. Все, таким образом, было готово, и работа по управлению гражданским населением началась еще до того, как отгремели бои. "Приказ №1" устанавливал на "территориях" комендантский час.

В учебных пособиях (выпущенных, напомню, заранее) разъяснялось: "Арабское население склонно копить у себя дома продукты питания, и поэтому может выдержать без дополнительных закупок в течение нескольких дней, если по соображениям безопасности необходим постоянный комендантский час". Там предписывалось также немедленно начинать вербовать коллаборационистов.

Ottoman Cat

Новости из ближнего зарубежья

В Рамалле назвали улицу именем Илана Халеви, израильского еврея, журналиста, антисиониста, члена ФАТХА и многолетнего представителя ООП в ООН, Социалистическом Интернационале, при Евросоюзе и т.п., умершего 6 лет назад. И торжественно открыли мемориальную доску.
Ottoman Cat

Как в старом добром СССР: инструктаж перед заграницей

Новости нашей психбольницы, или Тоталитаризм на марше: теперь израильские школьники, если они хотят участвовать в поездке своего класса за границу, должны проходить пропагандистский онлайн курс и сдавать экзамен. Вопросы на экзамене, например, такие: "Как палестинские организации используют социальные сети?" Ответ, который требуется: "Для пропаганды насилия". Или: "Приведите примеры современного антисемитизма". Предусмотренный устроителями правильный ответ: "BDS и мусульманские организации" (какие такие "мусульманские организации", конечно, не уточняется).
Это требуется и от арабских школьников. Одна школа уже отменила ежегодную поездку в Швецию по "обмену".
Юристы из "Адала" подали в минпрос требование отменить этот обязательный курс.

Может и до взрослых дойти, между прочим :)
Ottoman Cat

Эдна Сен-Винсент Миллей, "Путь"

Совсем забыла, что некоторое время назад меня осенило вдохновение, и как-то само собой перевелось стихотворение любимой Эдны Сен-Винсент Миллей. Пусть тут повисит.




Путь

Ах, если б мне прилечь в траве высокой,

Закрыв глаза, и пусть бы ветерок

Мне обвевал лицо - я так, я так устала

Не останавливаться в радостных местах!

Всю жизнь мою, плетясь в пыли дорожной,

Влекомая Заботой иль Тревогой,

Я лишь оглядывалась на покой вдали;

И вот теперь хотела бы в траву

Прилечь, закрыв глаза.

Но нет, вперед!

Вот, дрозд поет

Весь долгий день, и к ночи его голос

Клокочет в горле. Там и козодои

Проснутся и заплачут, обернув

В туман вечерний шеи. Только сердце

Откликнется мое. Усердно лозы

Взбираются на скалы и там ждут;

А яблони, от танца раскрасневшись,

Замрут на миг, меня впуская в круг.

А пряные гвоздики среди роз,

Розовощеких, круглолицых, вздорных,

Зовут меня, кивают мне и манят,

Но и они скрываются из виду.

Ведь только сердцем откликаюсь я.

И все ж услада есть в пути моем

Сквозь трудный день - дорога ранит ступни,

Жара, и пыль висит туманом мертвым -

Но сколько видит мой влюбленный взор,

Насколько может восхищенно льнуть

К вещам мой взгляд - он мой, весь этот мир:

Холм голубой, и серебро озер,

И ширь полей, и яркий блеск цветка,

И длинная уходит вдаль, белея,

Дорога через сад, где нет ворот,

И путь открыт: ногам идти, а сердцу

Все принимать и все в себе хранить.

https://www.poemhunter.com/poem/journey-3/


Ottoman Cat

Новый фильм про Эдварда Саида

Новый и отличный фильм про Эдварда Саида (в основном по-арабски, но с английскими субтитрами). И очень здорово они дополнили документальное повествование вставками стихов Махмуда Дарвиша в исполнении автора. Это как-то завершает картину, придает цельность образу.



Ottoman Cat

Почему арабы не служат в армии

Наткнулась на этот свой пости в ФБ. Пусть здесь тоже будет.

В Израиле служба в армии изначально была исключительно почетным занятием. Израиль возник как государство милитаристское, ориентированное на армию, и это можно понять: чтобы выжить в регионе, не пытаясь стать его интегральной частью, нужно было сначала отбиться от первичных колонизаторов - англичан, ну, а потом - от соседей. Прибавим к этому, что служба в армии, требующая таких качеств, как смелость, выносливость, тренированность, владение оружием и т.п. была воплощением идеала “нового иври”, обладающего всеми этими качествами в противоположность галутному еврею. Поэтому служить в армии было не только обязательно, но почетно и престижно. Армия также открывала дорогу к дальнейшим карьерам, как деловым, так и политическим.

Еще до создания государства, после принятия в 1947 резолюции ООН о разделе Палестины, будущие израильтяне начали задумываться о том, что их государство получится двунациональным. При партии МАПАЙ были созданы комитеты по разработке моделей сосуществования между евреями и арабами в имевшем возникнуть государстве Израиль. У отцов-основателей были высокие идеалы. “Впервые мы станем большинством при живущем с нами меньшинстве, и нашим призванием будет предоставить пример и доказать, как евреи могут жить с меньшинством” - писал председатель Гистадрута и член одной из таких комиссий Пинхас Лавон. Среди прочих проблем, он выделял проблему армии. Для него не было сомнений, что арабы должны будут служить вместе с евреями в израильской армии, которая станет, помимо своей основной задачи по защите государства, выполнять “политическую функцию национального и общественного просвещения” и, таким образом, интеграции.

Как известно, вслед за провозглашением государства разразилась Война за Независимость. Еврейские бойцы гибли от рук солдат арабских армий, и наоборот. 600 тыс. арабов были изгнаны или бежали с территории Израиля. Оставшиеся 100 000 воспринимались теперь как опасность. Арабских граждан посадили под военный режим; их жизнью распоряжалась теперь та самая армия, которая мыслилась когда-то инструментом их интеграции в еврейское общество. Естественно, вопрос о призыве арабов в армию отпал.

Он возник снова к концу военного режима в 1966 году. Армейская служба все еще считалось делом престижа. Арабский депутат Кнессета от Коммунистической партии, Туфик Туби, требовал, чтобы арабской молодежи дали возможность служить в армии наравне с еврейской. Он считал, что это было бы достижением равноправия. Правительство Израиля колебалось. Газета “ХаАрец” в феврале-марте 1967 года освещала конфликт между армией и Министерством просвещения: в школах должны были проводиться курсы военной подготовки, их вели инструкторы особого отдела армии - Гадна. Но возник вопрос, что же делать с арабскими школьниками. Никто в правительстве не считал, что они должны будут пойти в армию и, следовательно, получать военную подготовку. Поэтому Минпрос отменил военное дело в смешанных школах, где арабы учились вместе с евреями. Это возмутило начальника штаба Рабина, он привлек к делу премьер-министра, и было решено, что арабы не должны получать уроков военного дела, остальные же пусть учатся на курсе Гадны. Минпрос инструктировал учителей, что они должны “объяснить школьникам эту новую политику, стараясь никого не обидеть”.

Итак, арабы остались без армейской службы, и все, как арабы, так и евреи, признавали: это было не привилегией, а дискриминацией. Но постепенно отношение к обязательной военной службе стало меняться и в израильском обществе. Я думаю, тут сыграли роль три фактора.

Первый - это оккупация. Причем, оккупация затянувшаяся и осложненная сопротивлением и двумя восстаниями - интифадами. Армия обнаружила себя не во фронтовых условиях, а в ситуации ежедневной борьбы с местным населением и партизанами-боевиками, борьбы и опасной, и унизительной для настоящих военных. Второй фактор - это прибытие “русской алии”, людей, не воспитанных в израильском дискурсе преклонения перед военной службой и воспринимающих ее исключительно как обузу и причину вынужденной отсрочки получения высшего образования и успехов на гражданском поприще, в том числе финансовых, что было так необходимо семьям свежих иммигрантов. Весы качнулись в противоположную сторону: теперь уже новобранцы стали не считать за честь быть призванными в армию, а, наоборот, стали требовать от государства уважения к себе как к выполнившим неприятный долг военной службы. И третий фактор - это усилившееся экономическое расслоение в обществе. Семьи, живущие в бедности, стали роптать, что их дети должны идти служить вместо того, чтобы работать и помогать родителям, или хотя бы содержать себя. Возникли программы, позволяющие солдатам подрабатывать. В прошлом, когда служба считалась почетной необходимостью, все общество в той или иной степени страдало от невысокого уровня жизни, и ропота не возникало. Теперь же общество разделилось на тех, кто “может себе позволить спокойно служить” и вырабатывать условия для дальнейшей карьеры - служба в престижных частях до сих пор работает общественным “трамплином” - и на тех, кто считает дни, когда уже можно будет демобилизоваться и начать зарабатывать.

Так и вышло, что служба в армии перестала восприниматься как привилегия и стала восприниматься как обуза, а изначальная дискриминация арабов, не призываемых на военную службу из-за своего происхождения, превратилась в сознании людей, наоборот, в привилегию. Разумеется, из-за оккупации и сами арабы перестали стремиться служить в армии, не желая подавлять собственный народ. Призывы Туфика Туби к достижению равноправия путем мобилизации арабской молодежи на военную службу канули в прошлое и забылись, и многие арабы, которые не слишком знают историю и находятся под воздействием общеизраильского дискурса, сами начали воспринимать свое освобождение от службы не как дискриминацию, а как “жест доброй воли” со стороны правительств Израиля.

Ottoman Cat

Колониализм и "война женщин"


Вот история, в которой так много переплелось и которая так актуальна для постколониального мира.

Вкратце:

Жили-были в Африке разные племена. В данной статье речь идет о племенном союзе Игбо, жившем в южно части современной Нигерии. Племена объединялись в союзы и управляли своей жизнью коллективно, с помощью совета старейшин, а на местах - с помощью деревенских сходок, в которых принимали участие и женщины. Женщины вообще были хорошо организованы - у них были группы на основе родства и группы, возникшие из знакомств, завязанных на рынках, и торговых отношений. У них было налаженное сообщение - если надо было собрать группу женщин для обсуждения какого-то вопроса, они передавали от женщины к женщине пальмовый лист, а обычное время сбора и место было всем известно. Собираясь таким образом, женщины формировали своего рода лобби для защиты своих интересов. Если что-то им не нравилось, они устраивали бойкоты и забастовки. Также, например, если какой-то мужчина вел себя непорядочно по отношению к женщине, то женщины организовывались, чтобы следовать за ним повсюду, напоминая о том, что он сделал, и принуждая таким образом подумать над этим. Они также могли сжечь его хижину. Женщины имели право сами решать, за кого им выходить замуж. Имущество их в замужестве не переходило мужу, а оставалось их собственностью.

В конце 19 века эту часть Африки колонизировали британцы. В 1914 году колонизаторы объединили свои колонии в “Единый протекторат Нигерии”. Британцы заменили эту систему племенной демократии институтом наместников. Наместники не избирались, а назначались британским правительством, и их власть быстро стала практически неограниченной. Это отразилось и на положении женщин - так, наместник мог брать в жены кого пожелает, не спрашивая согласия ни у самой невесты, ни у ее родственников. Не говоря уже о том, что советы старейшин, - в которые раньше входили женщины и на которые могло влиять “женское лобби” - прекратили свое существование как орган власти и принятия решений.

Англичане изменили не только политическую структуру, но и экономику этих земель. Теперь экономической доминантой стало производство пальмового масла, которое экспортировалось британцами в другие страны. Так как большинство мужчин теперь были заняты на едином производстве - пальмовых плантациях - их стало удобно обложить подоходным налогом, что колониальные власти и сделали. Но торговля пальмовым маслом имела свои взлеты и падения, а налог оставался неизменным. В период кризисов женщинам приходилось жертвовать частью своего имущества - единственным оставшимся залогом хоть какой-то их независимости - чтобы помогать мужьям держаться на плаву. А во время кризиса 1929 года прошел слух, что и женское имущество будет облагаться налогом. В дома начали приходить цензоры и описывать женское имущество, включая скот.

И тогда женщины взбунтовались.

Collapse )